Гиперэозинофильный синдром: особенности течения и лечения

Гиперэозинофильный синдром – представляет собой сильную реакцию лейкоцитов, основанную на увеличении сверх нормы содержания эозинофилов в периферической крови.

Гиперэозинофильный синдром, как правило, является результатом аллергической реакции, так как увеличение числа эозинофилов, главным образом, встречается при аллергических заболеваниях. Это явление также часто сопровождается заражением организма паразитами.Гиперэозинофильный синдром: особенности течения и лечения

Причины гиперэозинофильного синдрома

Исходя из причин повышения уровня эозинофилов, гиперэозинофильный синдром делят на:

  • вторичный или реактивный – развивающийся в результате появления аллергических заболеваний (например, кожи), паразитарных инфекций, лимфомы, болезни Ходжкина, острого лимфобластного лейкоза, воспалительных заболеваний желудочно-кишечного тракта, онкологических заболеваний, саркоидоза;
  • первичный – нарушения кроветворения индуцированных клеток костного мозга, которое происходит в случае острой миелоидной лейкемии или лимфобластного лейкоза, миелопролиферативных заболеваний, миелодиспластических синдромов;
  • идиопатический – это гиперэозинофильный синдром, не отвечающие критериям первичной или вторичной формы, вызывающий повреждение сердца, нервной системы и кожи. Причина его появления неизвестна.

Чаще всего, уровень эозинофилов увеличивается при заражении паразитами, таких как:

  • простейшие;
  • нематоды;
  • трихинеллы;
  • солитер;
  • аскариды.

Симптомы гиперэозинофильного синдрома

Эозинофилы иначе называют эозоноцитами, эозинофильными гранулоцитами и эозинофильными клетками крови. Это белые кровяные тельца, которые уничтожают чужеродные для организма факторы – паразитов и аллергены.

Гиперэозинофильный синдром: особенности течения и лечения

Стандартный уровень эозинофилов в периферической крови – это 350-400/мл у взрослых и 700/мл у детей.

По этому критерию гиперэозинофильный синдром делят на 3 ступени тяжести:

  • мягкий (600-1500 клеток на мм3),
  • умеренный (1500-5000 клеток на мм3),
  • тяжелый (свыше 5000 клеток на мм3).

Мягкая форма не вызывает никаких симптомов и не опасна, и чаще определяется не как гиперэозинофильный синдром, а как временное повышение уровня эозинофилов. Однако, умеренная форма синдрома, т.е. больше 1500 клеток на мм3, вызывает отравление организма токсичными катионными белками, цитокинами и ферментами. Появляются такие симптомы, как:

  • слабость;
  • лихорадка;
  • отсутствие аппетита;
  • потеря веса.

Если умеренная форма гиперэозинофильного синдрома вызвана аллергической реакции, то его симптомы усилятся вместе с повышением уровня эозинофилов в организме и крови.

Гиперэозинофильный синдром: особенности течения и лечения

В случае тяжелой формы необходимо как можно скорее начать лечение, заключающееся в снижении уровня эозинофилов, лечение при умеренной форме зависит от результатов обследования.

Гиперэозинофильный синдром появляется также при бактериальных и вирусных заболеваний и в период выздоровления. Уровень эозинофилов также колеблется при гормональном стрессе, психологическом волнении, усталости, переохлаждении.

Источник: https://sekretizdorovya.ru/publ/giperehozinofilnyj_sindrom/4-1-0-317

Эозинофилия в крови

Под эозинофилией понимают состояние, при котором в крови повышен уровень эозинофилов, основная задача которых – защита от паразитарных инфекций, участие в формировании аллергической реакции, поглощение иммунных комплексов антиген-антитело.

Согласно международной классификации болезней МКБ 10, эозинофилия бывает первичной (идиопатической) и вторичной (симптоматической). В большинстве случаев это не отдельное заболевание, а симптом различных патологий. В некоторых случаях ее причины остаются невыясненными, как, например, при идиопатическом эозинофильном синдроме, при котором наблюдается стабильно высокий уровень этих лейкоцитов.

Норма эозинофилов

Норма отличается для взрослых и детей:

  • У взрослого мужчины уровень эозинофилов должен составлять от 0,5 до 5 % от всех лейкоцитов.
  • У женщин относительное содержание, как у мужчин – от 0,5 до 5 %, но в течение месяца, в зависимости от фазы менструального цикла, может изменяться. Более высокие значения наблюдаются в первой фазе, после овуляции уровень падает.
  • Норма для детей младше пяти лет составляет от 0,5 до 7 %, после пяти лет – от 1 до 5 %.

Абсолютный уровень в норме для взрослого человека составляет 0,15-0,45Х10⁹ на литр.

Как определяют?

Уровень эозинофилов в крови определяют во время проведения общего анализа. Материал берут утром натощак из пальца. Оценивают как абсолютное значение, так и относительное, то есть и общее количество клеток, и процентное содержание по отношению к другим лейкоцитам. Если их уровень выше нормы, то речь идет об эозинофилии. О гиперэозинофилии говорят, если содержание превышает 15%.

Относительная эозинофилия классифицируется следующим образом:

  • легкая – если уровень не превышает 10%;
  • умеренная – от 10 до 20%;
  • тяжелая – свыше 20%.

В каких случаях возникает?

Эозинофилы начинают активно образовываться в костном мозге, если в организм внедрился чужеродный белок. Эозинофилия бывает двух видов: реактивная и обусловленная заболеваниями крови.

Причины эозинофилии реактивной многочисленны. Это целый список различных болезней, среди которых:

  • Паразитарные инфекции: аскаридоз, стронгилоидоз, трихинеллез и другие.
  • Злокачественные опухоли: саркомы, рак, лимфома Ходжкина, иммунобластная лимфаденопатия, неходжкинские лимфомы.
  • Атопические и аллергические заболевания: бронхиальная астма, атопический дерматит, аллергический ринит, профзаболевания легких и другие. Как правило, при аллергических реакциях эозинофилия крови умеренная.
  • Непаразитарные инфекции: скарлатина, бруцеллез, мононуклеоз и другие.
  • Диффузные болезни соединительной ткани: ревматоидный артрит, саркоидоз, склеродермия, узелковый периартериит и другие.
  • Кожные заболевания: пузырчатка, герпетиформный дерматит, экзема, пемфигус.
  • Эндокринные нарушения.
  • Синдром Леффлера, эозинофильная пневмония, синдром Чарга-Стросс.
  • Иммунные патологии: дефицит иммуноглобулинов, синдром Вискотта-Олдриджа.
  • Цирроз печени.
  • Пороки сердца врожденные.

Гиперэозинофильный синдром: особенности течения и леченияСреди болезней крови, которые вызывают повышение эозинофилов, можно назвать:

  • лейкозы,
  • полицитемию,
  • пернициозную анемию.

Незначительная эозинофилия крови может наблюдаться у здоровых людей. Обычно такая особенность организма передается по наследству и не является патологией.

Паразитарные инфекции

Врачи всего мира в случае повышенных эозинофилов у пациента в первую очередь подозревают наличие гельминтозов. Инвазия паразитов – это самая частая причина эозинофилии. Исключение составляет лямблиоз, при котором уровень данных лейкоцитов повышается не всегда.

Наиболее тяжелая эозинофилия развивается при шистосомозе, трихинеллезе, филяреозе. При этих заболеваниях наблюдается одновременное увеличение селезенки и печени, а также увеличение и изменение формы лимфоузлов. В связи с этим требуется дифференциальная диагностика с эозинофильным синдромом.

После того, как было начато лечение, число эозинофилов в крови увеличивается и сохраняется на повышенном уровне довольно длительное время. Это свидетельствует о начавшемся выздоровлении, в то время как на пике заболевания количество этих клеток может уменьшаться.

Аллергии

Уровень эозинофилов всегда повышается при аллергических реакциях. Надо сказать, что в данном случае наблюдается умеренная эозинофилия – абсолютное количество этих лейкоцитов составляет от 0,6Х10⁹/л, но не более 1Х10⁹/л. Если уровень выше, то причины не в аллергии, а в другом.

Злокачественные опухоли

Высокий уровень эозинофилов без видимых причин – всегда повод обследоваться на наличие онкологического заболевания.

Эозинофилия особенно характерна для рака кишечника, щитовидной железы, желудка, матки, бронхов, носоглотки, острого эозинофильного лейкоза, острого миелобластного и лимфобластного лейкоза.

Если после успешного лечения онкологических заболеваний вновь наблюдается повышение уровня эозинофилов, это говорит о том, что болезнь прогрессирует и началось метастазирование.

Гиперэозинофильный синдром

Одна из причин выраженной эозинофилии – идиопатический гиперэозинофильный синдром. Заболевание характеризуется высоким содержанием этих клеток в крови в течение 6 месяцев и более. При этом других возможных причин высоких эозинофилов нет. Симптомы заболевания разнообразны, поскольку в патологический процесс вовлекаются самые разные органы. Часто отмечается поражение сердца. Наиболее опасное осложнение синдрома — эндомиокардиальный тромбоз. В зону поражения могут попасть легкие, кожа, ЖКТ, печень, головной мозг, селезенка, ЖКТ. Лечение кортикостероидами направлено на снижение количества эозинофилов. Причина патологии не установлена. При тяжелых поражениях органов, а также в тех случаях, когда болезнь не поддается лечению, высок процент смертельных исходов – до75% в течение 3-х лет.

Повышенные эозинофилы у детей

При обнаружении эозинофилии у детей в первую очередь нужно провести дифференциальную диагностику, чтобы исключить болезнь крови.

Реактивная эозинофилия у ребенка чаще всего имеет следующие причины:

  • Аллергия на лекарства. Следует сказать, что аллергическая реакция – одна из самых частых причин эозинофилии у детей. При этом выраженная наблюдается при острой аллергии, умеренная – при хронической.
  • Внутриутробные инфекции.
  • Глистная инвазия.
  • Кожные поражения.
  • Грибковые заболевания.
  • Стафилококковая инфекция.
  • Васкулиты.
  • Дефицит ионов магния.

Специфического лечения реактивная форма не требует. Обычно при устранении первичного заболевания лейкоциты приходят в норму.

Симптомы

Сама по себе эозинофилия проявлений никаких не имеет. Это обычно симптомы тех заболеваний, которые явились причиной повышения уровня этих клеток.

Гиперэозинофильный синдром: особенности течения и лечения При обнаружении гиперэозинофилии у детей требуется тщательное обследование

  • При аутоиммунных системных заболеваниях обычно наблюдается снижение веса, боли в суставах, анемия, воспаление стенок сосудов, кожные проявления.
  • При паразитарных инфекциях увеличивается печень и селезенка, становятся болезненными лимфатические узлы, появляются боли в суставах, кожный зуд, отеки, а также признаки общей интоксикации, такие как тошнота, миалгии, головные боли, слабость, отсутствие аппетита.
  • При аллергических реакциях появляются высыпания на коже, зуд, мокнущие элементы, волдыри, отслойка эпидермиса.

Лечение

Лечение эозинофилии проводит врач-гематолог. Терапия зависит от причины патологии, тяжести протекания, общего состояния здоровья человека и его возраста. Если эозинофилия вызвана аллергией на препараты, достаточно отменить лекарство.

В некоторых случаях не удается выяснить причину патологического состояния. При этом человеку становится хуже, в таком случае ему могут назначить курс глюкокортикостероидов. Эозинофилия может стать причиной повреждения некоторых органов. Может страдать кожа, органы пищеварительного аппарата, легкие, а также нервная и сердечно-сосудистая система.

При острой эозинофилии человеку требуется немедленная помощь. Его помещают в стационар, где проводят тщательное обследования для срочной диагностики.

Эозинофилия – патологическое состояние, связанное в большинстве случаев с развитием в организме заболеваний. Производство новых клеток свидетельствует о проникновении в организм вредного агента.

Даже если какие-либо признаки отсутствуют, все равно требуется обследование и выяснение причин.

Повышенные эозинофилы могут быть симптомом тяжелых заболеваний, поэтому важно вовремя провести обследование и начать лечение.

Источник: https://icvtormet.ru/krov/eozinofiliya-krovi

Эозинофилы и эозинофилии

Эозинофилы – это гранулярные лейкоциты, обнаруживаемые в крови и тканях у здоровых людей в небольших количествах. В норме число эозинофилов крови меньше 350 клеток/мкл (до 6% всех лейкоцитов). Функции этих клеток еще до конца неизвестны.

В клинической практике встречаются болезни и состояния, при которых содержание эозинофилов в периферической крови и тканях увеличивается (эозинофилия). Повышение числа эозинофилов более 1500 клеток/мкл относят к гиперэозинофилиям.

Эозинофил как отдельный клеточный элемент описан впервые Paul Ehrlich в 1879 г. Именно он применил кислый краситель эозин, названный в честь греческой богини утренней зари, для гистологической окраски крови и тканей. Ehrlich показал, что эозинофилы составляют от 1 до 3% лейкоцитов периферической крови у здоровых индивидуумов.

В течение последующих 40 лет накопилось много информации об эозинофилах: повышение числа клеток было связано с бронхиальной астмой (БА) и гельминтной инвазией.

Также число эозинофилов значительно повышалось в тканях животных после анафилактической реакции. Это позволило предположить, что эозинофилы обеспечивают гиперчувствительность при анафилаксии.

Эта гипотеза оставалась основным объяснением функции эозинофилов с начала века до 1980-х годов. В 1950-е годы функция эозинофилов была настолько малоизвестна, что их предположительно относили к предшественникам эритроцитов.

Морфология эозинофилов

При светооптическом исследовании диаметр эозинофилов составляет 12–17 мкм; они обычно несколько крупнее, чем нейтрофилы. В отличие от зрелых полиморфноядерных лейкоцитов (ПМЯЛ), ядра которых имеют около четырех долек, ядра эозинофилов, как правило, состоят из двух долек, связанных между собой нитью.

Основным своеобразием их цитоплазмы является наличие двух типов специфических гранул (больших и малых), которые имеют красный или оранжевый цвет. Даже в плохо окрашенных мазках их можно отличить от гранул нейтрофилов, так как они более многочисленны и отчетливо крупнее. Большие гранулы содержат основные протеины, которые являются уникальными для эозинофилов.

К ним относятся: большой основной протеин (БОП), эозинофильный катионный протеин (ЭКП), эозинофильная пероксидаза (ЭПО), эозинофильный нейротоксин (ЭН), ранее называемый эозинофильным протеином Х, и гомолог БОП.

Малые гранулы содержат ферменты арилсульфатазу В и кислую фосфатазу, также обнаруживаемые в азурофильных гранулах нейтрофилов. Лизофосфолипаза В (кристаллы Шарко–Лейдена) – фермент мембран эозинофилов – не играет важной роли в патогенезе болезней и не имеет диагностической ценности.

В активированных эозинофилах число гранул значительно уменьшается и клетки часто вакуолизируются, становясь менее плотными, чем неактивированные эозинофилы.

Функции эозинофилов

Функции эозинофилов точно неизвестны. Они обладают многими функциями других циркулирующих фагоцитов, таких как ПМЯЛ и моноциты. Хотя эозинофилы способны к фагоцитозу, они уничтожают находящиеся внутри них бактерии менее эффективно, чем нейтрофилы.

Прямых доказательств того, что эозинофилы убивают паразитов  in vivo, нет, но они токсичны для гельминтов in vitro, и гельминтозы часто сопровождаются эозинофилией. Эозинофилы могут модулировать реакции гиперчувствительности немедленного типа, инактивируя медиаторы, высвобождаемые тучными клетками (гистамин, лейкотриены, лизофосфолипиды и гепарин).

БОП и ЭКП токсичны для некоторых паразитов и клеток млекопитающих. ЭН способен серьезно повреждать миелиновые нервные волокна. БОП и ЭКП связывают гепарин и нейтрализуют его противосвертывающую активность. ЭПО в присутствии перекиси водорода и галогенов генерирует окислительные радикалы.

Длительная эозинофилия иногда приводит к повреждению тканей, механизмы которого пока не ясны.

Степень повреждения связана с эозинофильной инфильтрацией тканей, продолжительностью эозинофилии и степенью активации эозинофилов.

Наибольшее повреждающее действие эозинофилов обнаружено при состояниях, подобных болезни Леффлера (эозинофильный фибропластический эндокардит) и идиопатическому гиперэозинофильному синдрому.

Кинетика эозинофилов

Эозинофилы – это неделящиеся гранулоциты, которые, как и другие ПМЯЛ, непрерывно образуются в костном мозге из единой стволовой клетки.

Эозинофилопоэз и дифференцировку эозинофилов из клеток-предшественников регулируют Т-лимфоциты путем секреции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов (ГМ!КСФ), интерлейкина-3 (ИЛ-3) и ИЛ!5.

Кроме того, ИЛ-5 и ГМ!КСФ активируют эозинофилы, индуцируя переход клеток из нормальной плотности в низкую (меньше 1,085).

Продолжительность жизни эозинофилов составляет 10–12 дней. Покинув костный мозг, где они образуются и созревают в течение 3–4 дней, эозинофилы несколько часов циркулируют в крови (период их полужизни составляет 6–12 ч).

Затем, подобно нейтрофилам, они покидают кровяное русло и уходят в периваскулярные ткани, главным образом в легкие, желудочно-кишечный тракт и кожу, где остаются в течение 10–14 дней. На каждый эозинофил периферической крови приходится примерно 200–300 эозинофилов в костном мозге и 100–200 в других тканях.

Эозинофилы в нормальном мазке крови составляют от 1 до 5% лейкоцитов. В абсолютных числах за норму принято 120–350 эозинофилов в 1 мкл (120–350 . 106/л) периферической крови. Уровень от 500 до 1500 эозинофилов/мкл рассматривается как легкая эозинофилия, а свыше 1500 клеток/мкл — как гиперэозинофилия: умеренная (1500–5000 клеток/мкл) и выраженная (более 5000 клеток/мкл).

Абсолютное число эозинофилов в периферической крови у здоровых людей варьирует. Суточные колебания числа эозинофилов находятся в обратной зависимости от уровня кортизола в плазме, причем максимум приходится на ночные часы, а минимум – на утренние.

Причины эозинофилии

Эозинофилия более 5000 клеток/мкл встречается редко. У некоторых пациентов с лейкоцитозом выше 100000 клеток/мкл 75% клеток могут быть эозинофилами. Число гиперэозинофильных состояний ограничено.

К ним относятся: паразитарные инвазии, новообразования (острый миелолейкоз, острый лимфобластный лейкоз, эозинофильная лейкемия), реакция на токсины (синдром токсического масла), синдром эозинофилии–миалгии (прием L-триптофана), идиопатический гиперэозинофильный синдром (ИГЭС), узелковый периартериит.

Причин умеренной эозинофилии известно много. Повышенное количество эозинофилов в периферической крови дерматологи часто обнаруживают у пациентов с кожной сыпью, а пульмонологи – в связи с легочными инфильтратами и аллергическими реакциями. Наиболее частой причиной эозинофилии у детей являются паразитарные инвазии, а у взрослых – реакция на лекарственный препарат.

Аллергические заболевания

Наиболее частая причина эозинофилии – аллергические заболевания, в первую очередь болезни дыхательных путей и кожи. БА – хроническое воспалительное заболевание, характеризующееся эозинофилией периферической крови, ткани бронхов и мокроты. Содержание эозинофилов в крови у больных БА варьирует и редко превышает 500–1000 клеток/мкл.

Сравнение различных форм БА показывает, что количество эозинофилов при атопической форме выше, чем при неатопической, и еще выше у больных с аспириновой БА. У пациентов без симптомов, особенно получающих базисное лечение глюкокортикостероидами (ГКС), количество эозинофилов часто нормальное.

У пациентов с тяжелым обострением БА отмечалась эозинопения, связанная с миграцией эозинофилов в респираторный тракт, что сопряжено с ухудшением функции легких и параллельным повышением концентрации ЭКП в сыворотке. Исследования биоптатов, взятых из бронхов больных БА во время приступа или вскоре после него, также показали значительную эозинофилию.

Паразитарные инвазии

Эозинофилию способна вызвать почти любая паразитарная инвазия тканей, исключение обычно составляют протозойные и неинвазивные метазойные возбудители.

Наиболее частая причина гиперэозинофилии – токсокароз, вызываемый инвазией личинок нематод Toxocara canis и T.

cati, являющихся обычными кишечными паразитами собак и кошек, во внутренние органы человека с последующей длительной их миграцией по организму.

Типичными симптомами являются лихорадка, кашель, хрипы в легких (пневмонит), гепатоспленомегалия, генерализованная лимфаденопатия, кожная сыпь и (редко) псевдоопухоль глаза.

Лабораторные признаки болезни: анемия, лейкоцитоз более 100000 клеток/мкл, 80–90% из которых составляют эозинофилы, гиперглобулинемия и гипоальбуминемия. Прогноз благоприятный, выздоровление происходит самопроизвольно через 6–18 мес.

Лечение проводят тиабендазолом и диэтилкарбамазином при наличии миокардита. Высокая эозинофилия периферической крови, часто с легочными инфильтратами, встречается и при стронгилоидозе, аскаридозе, трихинеллезе, описторхозе и шистосомозе.

Лейкемия

Редкой причиной гиперэозинофилии (чаще у детей) может быть эозинофильная лейкемия. Она проявляется симптомами острого миелолейкоза; характерная особенность – быстрое развитие сердечной недостаточности вследствие поражения эндокарда и клапанов сердца. Лечение включает гидроксимочевину и винкристин.

При поражении клапанов сердца показано хирургическое лечение. У четверти больных с лимфогранулематозом обнаруживается гиперэозинофилия, которая, возможно, связана с увеличением уровня ИЛ-5; у большинства больных повышен и уровень IgE.

Идиопатический гиперэозинофильный синдром

ИГЭС – редкое состояние неизвестной этиологии, впервые описанное в 1968 г.

Для этого синдрома характерны три особенности: сохраняющаяся не менее 6 мес гиперэозинофилия периферической крови (более 1500 клеток/мкл), отсутствие других причин эозинофилии, изменения органов или их функций, которые прямо связаны с эозинофилией или не находят другого объяснения. Преимущественно болеют мужчины старше 30 лет. Эозинофилия в редких случаях может достигать 50000 клеток/мкл.

Характерны поражение кожи (сыпь), головного мозга (судороги), сердца (эндокардитический фиброэластоз) и печени (гепатит). При отсутствии лечения возможно развитие рестриктивной сердечной недостаточности. Лечение ГКС, винкристином, гидроксимочевиной и .!интерфероном может замедлить прогрессирование болезни.

Узелковый периартериит

Это заболевание характеризуется сегментарным воспалением и некрозом средних артерий мышечного типа. Чаще заболевают мужчины среднего возраста.

В начале заболевания наиболее обычны лихорадка, боль в животе, симптомы множественного мононеврита, кожная сыпь, слабость, похудание, артралгии и почечная недостаточность.

В анализе крови – лейкоцитоз до 20000–40000 клеток/мкл, повышение иммуноглобулинов в сыворотке, часто протеинурия и гематурия.

Хотя лейкоцитоз обычно бывает нейтрофильным, у части больных более 50% лейкоцитов составляют зрелые эозинофилы. Диагноз ставится только при выявлении признаков некротизирующего васкулита в биоптате тканей из типичных зон повреждения в период острого воспаления. Лечение ГКС и иммунодепрессантами предотвращает прогрессирование болезни и может вызвать ремиссию.

Воздействие токсинов

В течение последних 20 лет произошли две большие эпидемии. В 1981 г. в Испании была зарегистрирована вспышка так называемого синдрома токсического масла. Источником эпидемии явилось употребление в пищу предназначенного для промышленных целей рапсового масла, которое было маркировано как оливковое. Заболело около 20 тыс. человек, смертность составила более 1,5%.

На ранней стадии заболевание проявлялось лихорадкой, кашлем, кожной сыпью, миалгией и эозинофилией до 20000 клеток/мкл; на более поздней стадии – отеками конечностей, склеродермоподобными изменениями кожи, полинейропатией, мышечной слабостью и сгибательными контрактурами.

Синдром эозинофилии–миалгии описан впервые в 1989 г. у больных, длительно принимавших в больших дозах L-триптофан в качестве седативного средства. У больных наряду с генерализованной миалгией и эозинофилией более 1000 клеток/мкл отмечалось поражение легких, проявлявшееся непродуктивным кашлем, одышкой и болями в грудной клетке.

При рентгенологическом исследовании обнаруживали двухсторонние легочные инфильтраты, иногда плевральный выпот. Лечение ГКС приводило к быстрому купированию клинических проявлений синдрома эозинофилии–миалгии и нормализации уровня эозинофилов.

Эозинофильные инфильтраты легких

Эозинофильные инфильтраты легких, или эозинофильные пневмонии, охватывают несколько патологических состояний разной этиологии, для которых характерны эозинофильная инфильтрация легких и, как правило, эозинофилия периферической крови.

Простая легочная эозинофилия впервые описана Леффлером в 1932 г. Причины ее неизвестны. Характерны летучие легочные инфильтраты, сопровождаемые небольшой лихорадкой, минимальными респираторными нарушениями, умеренной эозинофилией периферической крови, а также быстрое спонтанное разрешение.

Хроническая эозинофильная пневмония имеет черты системного заболевания, с кашлем, одышкой, лихорадкой, потерей веса, анемией, гепатомегалией и диффузным увеличением лимфатических узлов. Преимущественно болеют женщины старше 30 лет.

Характерны высокая эозинофилия периферической крови, увеличение количества ПМЯЛ, небольшой подъем уровня IgE. На рентгенограммах – одно- и двухсторонние тени, располагающиеся в верхушках легких и по периферии.

При биопсии легких выявляется эозинофилия без сопутствующего артериита. Лечение ГКС дает хорошие результаты, хотя после их отмены инфильтраты снова могут появляться.

Аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА) является одной из частых причин эозинофильной пневмонии у больных БА. Для уточнения диагноза необходима постановка кожного prick-теста с Aspergillus fumigatus.

Количество эозинофилов в крови обычно выше 1000 клеток/мкл; одновременно с появлением преходящих инфильтратов, выявляемых при рентгенографии легких, эозинофилия становится больше 2000 клеток/мкл. Уровень общего IgE и специфичных IgE к A. fumigatus бывает очень высоким. Также для АБЛА характерны своеобразные бронхоэктазы центрального типа.

Лечение проводят ГКС и другими противоастматическими препаратами. Успех лечения и благоприятный прогноз оцениваются по непрерывному падению уровня IgE сыворотки. Поражения легких другими грибками (Candida albicans,Curvularia lunata, Dreschlera hawaiiensis) редко сочетаются с эозинофильными легочными инфильтратами.

Тропическая легочная эозинофилия вызывается микрофиляриями, которых обычно в крови не находят. Наблюдается персистирующая эозинофилия, которая может достигать 50000 клеток/мкл, с одновременным подъемом уровня IgE и высоким титром антифилярийных антител.

Аллергический гранулематоз, или синдром Churg–Strauss, описан в 1951 г. и включает тяжелую БА с гиперэозинофилией, эозинофильными инфильтратами, некротизирующими эозинофильными васкулитами и гранулемами в различных органах.

Мужчины и женщины болеют с одинаковой частотой. БА часто предшествует васкулиту. Число эозинофилов в периферической крови увеличено от 1500 до 30000 клеток/мкл (более 10%), часто повышен уровень IgE сыворотки. Лечение проводят высокими дозами ГКС (30–80 мг/сут), при резистентности к которым показано назначение азатиоприна.

Лекарственная эозинофилия

Прием большого количества препаратов может привести к развитию умеренной эозинофилии.

Эозинофильная лекарственная реакция может протекать бессимптомно и быть единственным проявлением гиперчувствительности к препарату или сочетаться с разнообразными синдромами: интерстициальным нефритом, лихорадкой, кожной сыпью, лимфаденопатией, гепатоспленомегалией, артритом, синдромом Стивенса–Джонсона.

Лекарственные средства, приводящие к эозинофилии

Наиболее часто ее вызывают антибиотики, противомикробные средства, цитостатики, НПВП и психотропные препараты. Через 7–10 дней после прекращения приема препарата число эозинофилов нормализуется.

Итак, клинические, диагностические, лечебные и прогностические признаки различных легочных эозинофилий существенно различаются.

Для окончательного понимания этих расстройств необходимо проведение дальнейших исследований.

Источник: https://medinfa.ru/article/29/118234/

Гиперэозинофильный синдром: диагностика, лечение, симптомы

Гиперэозинофильный синдром раньше считался идиопатическим, а сейчас является результатом различных заболеваний, некоторые причины которых известны.

Одним из ограничений традиционного определения является то, что оно не включает больных с некоторыми из тех нарушений (например, генетические дефекты), которые являются причинами гиперэозинофильного синдрома, но не удовлетворяют традиционным диагностическим критериям гиперэозинофильного синдрома по степени и продолжительности эозинофилии. Еще одним ограничением является то, что некоторым больным с эозинофилией и повреждениями органов, которые характеризуют гиперэозинофильный синдром, необходимо начинать лечение ранее 6 месяцев необходимых для подтверждения традиционных диагностических критериев.

Гиперэозинофильный синдром является редким заболеванием, имеет неизвестную частоту распространения и чаще всего поражает людей в возрасте от 20 до 50 лет.

Только у некоторых больных с длительной эозинофилией развивается дисфункция органов, которая характеризует гиперэозинофильный синдром. Хотя затронут может быть любой орган.

Поражение легких и сердца часто определяет клинику заболеваемости и смертность.

Подтипы. Выделяют два крупных подтипа:

  • миелопролиферативный;
  • лимфопролиферативный.

Миелопролиферативный вариант часто связан с небольшой интерстициальной делецией в хромосоме 4 и FIPILI/PDGFRA-связанным гибридным геном (отражающий активность тирозинкиназы, который может преобразовать гематопоэтические клетки).

У больных часто наблюдается:

  • спленомегалия;
  • тромбоцитопения;
  • анемия;
  • повышенный уровень витамина В12;
  • гипогранулярные или вакуолизированные эозинофилы;
  • миелофиброз.

У больных этого подтипа часто развивается эндомиокардиальный фиброз и редко развивается острый миелоидный или лимфобластный лейкоз. FIPILI/PDGFRA-связанный гибридный ген чаще проявляется у мужчин и может быть восприимчив к иматинибу.

Лимфопролиферативный вариант связан с клональной популяцией Т-клеток с аберрантным фенотипом.

У больных часто наблюдаются:

  • ангионевротический отек, кожные нарушения, или оба признака;
  • гипергаммаглобулинемия;
  • циркулирующие иммунные комплексы (иногда с сывороточной болезни).

Пациенты также восприимчивы к кортико-стероидам, а иногда у них развивается Т-клеточная лимфома.

Другие формы ВС включают хронический эозинофильный лейкоз, синдром Глейча (циклическая эозинофилия и отек Квинке), семейный гиперэозинофильный синдром, отображаемый 5q 31-33, и другие специфические синдромы органов.

Гиперлейкоцитоз может возникать у пациентов с эозинофилическим лейкозом и большим количеством эозинофилов (например, более 100 000 клеток/мкл). Эозинофилы могут образовывать агрегаты, которые закупоривают мелкие кровеносные сосуды, что приводит к ишемии тканей и микроинфарктам.

Общие проявления включают гипоксию мозга или легких (например, энцефалопатия, одышка или дыхательная недостаточность).

Симптомы и признаки гиперэозинофильного синдрома

Симптомы различаются и зависят от того, в каком органе возникло нарушение.

Иногда у больных с тяжелой формой эозинофилии (например, количеством эозинофилов >100 000/мкл) развиваются такие осложнения гиперлейкоцитоза, как проявления гипоксии мозга и легких (например, энцефалопатия, одышка или дыхательная недостаточность).

Диагностика гиперэозинофильного синдрома

  • Исключение вторичной эозинофилии.
  • Тесты на определение поврежденного органа.
  • Цитогенетическое исследование костного мозга.

Исследование для выявления гиперэозинофильного синдрома должно быть проведено в случае, если уровень эозинофилов в периферической крови пациента >1500/мкл больше, чем в одном необъяснимом случае, особенно когда есть симптомы поражения органов. Необходимо провести исследование для исключения заболеваний, вызывающих эозинофилию.

Дальнейшие исследования должны включать биохимию крови (включая ферменты печени, креатинкиназу, функции почек и тропонин), ЭКГ, эхокардиографию, исследование функции легких, а также КТ грудной клетки, живота и таза.

Аспирация костного мозга и биопсия с проточной цитометрией, цитогенетика и ПЦР с обратной транскрипцией или флуоресценции в гибридизации (FISH) необходимы для выявления FIPILI/PDGFRA-связанного гибридного гена и других возможных причин эозинофилии (например, BCR-ABL аномалии, характерные для хронического миелолейкоза).

Прогноз гиперэозинофильного синдрома

К смерти обычно приводят нарушения в органах, особенно в сердце. Поражение сердца не предсказывается степенью или длительностью эозинофилии. Прогноз варьируется в зависимости от реакции на терапию. Восприимчивость к иматинибу улучшает прогноз у больных с FIPILI/ PDGFRA-связанным гибридным геном. Данная терапия улучшает прогноз.

Лечение гиперэозинофильного синдрома

  • Кортикостероиды для гиперэозинофилии и для продолжения лечения повреждений органов.
  • Иматиниб для пациентов с FIPILI/ PDGf/M-связанным гибридным геном.
  • Поддерживающая терапия.

Лечение включает немедленную терапию, радикальную терапию (лечение, направленное на лечение самого заболевания) и поддерживающую терапию.

Больным с очень тяжелой эозинофилией, осложнениями гиперлейкоцитоза или при обоих случаях одновременно (как правило, у пациентов с эозинофильным лейкозом) как можно скорее должны быть назначены высокие дозы кортикостероидов (например, преднизолон 1 мг/кг или его аналог). Если количество эозинофилов сильно уменьшилось (например, >50%) за следующие 24 часа, то дозы кортикостероидов следует повторять ежедневно. Если нет, то нужно проводить альтернативное лечение (например, винкристин, иматиниб, лейкаферез).

Радикальная терапия. Больных с FIPILI/ PDGF/M-связанным гибридным геном обычно лечат при помощи иматиниба и кортикостероидами, особенно при подозрении нарушений в сердце.

При неэффективности или плохой переносимости иматиниба может быть использован другой ингибитор тирозинкиназы (например, дазатиниб, нилотиниб, сорафениб) или испробована алогенная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток.

Больным без FIPILI/PDGFRA-связанного гибридного гена для определения восприимчивости к кортикостероиду (например, уменьшение количества эозинофилов) часто дают одну дозу преднизолона.

У больных с симптомами и повреждениями в органе, такую же дозу преднизолона продолжают давать в течение 2 недель, затем снижают ее с каждым днем. Пациенты без симптомов и повреждения органов находятся под наблюдением в течение по крайней мере 6 месяцев для контроля за возможными осложнениями.

Если употребление кортикостероидов не может быть легко снижено, то могут быть использованы кортикостероидо-адящие препараты (например, гидроксимочевина, интерферон альфа).

Поддерживающая терапия. Поддерживающая лекарственная терапия и операция могут потребоваться при симптомах нарушений сердца.

Тромботические осложнения могут потребовать использования антитромбоцитарных препаратов (например, аспирин, клопидогрел, тиклопидин); если тромб левого желудочка присутствует или если, несмотря на использование аспирина, сохраняются транзиторные ишемические, то это свидетельствует об антикоагуляции.

Источник: https://www.sweli.ru/zdorove/meditsina/gematologiya/gipereozinofilnyj-sindrom-diagnostika-lechenie-simptomy.html

Гиперэозинофильный синдром у детей

Гиперэозинофильный синдром (МКБ 10 — D72.1) – это синдром, при котором главным диагностическим критерием является возрастание количества клеток крови, относящихся к группе лейкоцитов, выявляемая в кровеносном русле и вызывающая, в свою очередь, дисфункцию органов. На данный момент в научном обществе патология не рассматривается как самостоятельная нозологическая единица. Но тем не менее, диагностика, симптомы и лечение гиперэозинофильного синдрома интересуют многих.

Эпидемиология

Несмотря на то, что этот синдром больше всего обнаруживается у взрослых людей, дети не являются исключением и, как показывает статистика, среди них мальчики болеют намного чаще девочек в соотношении 4:1.

Для подробного разбора темы необходимо вспомнить основные функции эозинофилов:

  1. По последним клиническим исследованиям, ученые относят эозинофильный гранулоцит к числу эффекторных клеток воспаления в организме.
  2. Гранулы, высвобождаемые гранулоцитом, обеспечивают поддержание микробицидного потенциала, оказывающего влияние как на чужеродные субстанции, так и на окружающие ткани.
  3. Эозинофилы выполняют ключевую роль в аллергических реакциях и в создании противогельминтного иммунитета.
  4. Участвуют в поддержании тканевого и иммунологического гомеостаза.

Гиперэозинофильный синдром в детском возрасте зачастую оказывается обусловленным аллергическим триггером, но может также вызываться аутоиммунными процессами, гемато- и онкопатологией. В развитии этой патологии выделяют также генетический генез – у детей данная проблема может быть ассоциирована с трисомией 8-й или 21-й хромосомы.

Классификация гиперэозинофильного синдрома

По этиологическому фактору:

  • Реактивная эозинофилия.
  • Идиопатический гиперэозинофильный синдром.

По обнаружению иммуноглобулинов в крови:

  • Иммуноглобулин-зависимую эозинофилию вызывает специфический IgE.
  • Иммуноглобулин-независимый.

По преобладанию в том или ином заболевании:

  1. Миелопролиферативный.
  2. Лимфопролиферативный.

Миелопролиферативный вариант проявляется следующими симптомами у пациентов:

  • повышенный уровень витамина В12;
  • миелофиброз;
  • спеленомегалия;
  • реакция на лечение иматинибом (ингибитор тирозинкиназы) ;
  • анемия;
  • тромбоцитопения.

Лимфопролиферативный вариант обусловлен клональной перестановкой генов рецепторов Т-клеток и характеризуется следующими симптомами:

  • ЦИК (циркулирующие иммунные комплексы) ;
  • гипергаммаглобулинемия (IgE) ;
  • реакция на лечение группой кортикостероидных препаратов;
  • ангионевротический отек;
  • аномалии со стороны кожи.

Каковы нормальные величины содержания эозинофилов в крови?

Нормальное содержание эозинофильных гранулоцитов в периферической крови колеблется от 1 до 5 процентов общего числа лейкоцитов. В абсолютных значениях эта величина равна от 120 до 350 клеток в 1 микролитре.

У новорожденных детей может наблюдаться физиологическая эозинофилия, составляющая более 700 клеток на 1 мкл, которая также считается нормальным содержанием эозинофилов в крови.

Что будет относиться к основным критериям постановки патологии?

Во-первых, крайне важно понимать, что эозинофилия устанавливается при получении абсолютных величин эозинофильных гранулоцитов в периферической крови и по этому числу выделяют три степени эозинофилии:

  1. I степень: незначительная эозинофилия (от 500 до 1500 клеток в 1 микролитре).
  2. II степень: умеренная эозинофилия (от 1500 до 5000 клеток в 1 микролитре).
  3. III степень: выраженная эозинофилия (более 5000 клеток в 1 микролитре).

Эозинофилия периферической крови >1500/микролитр, которая продолжается 6 месяцев или больше (!) – основной критерий постановки диагноза.

Клиника

К неспецифическим симптомам относят недомогание, анорексию, снижение веса, боли в животе, миалгии, повышение температура тела, слабость в теле, то есть происходит астенизация.

Для выявления этиологического фактора необходимо установить ведущий клинический синдром, исходя из главных симптомов заболевания:

  1. Гематологический синдром является ведущим и ему свойственны: анемия, лимфаденопатия, спленомегалия, тромбоцитопения, тромбоэмболы.
  2. Интоксикационный синдром будет выражен при таких заболеваниях, как: миелопролиферативные патологии, лимфогранулематоз, лимфолейкоз.
  3. Бронхолегочный (бронхиальная астма, узелковый периартрит, бронхолегочный аспергиллез).
  4. Кардиопульмональный синдром характеризуется образованием пристеночных тромбов с эмболами.
  5. Желудочно-кишечный синдром характеризуется такими симптомами, как колики в животе, жидкий стул, рвота.
  6. Кожный синдром может проявляться атопическим дерматитом, ангионевротическим отеком, зудом, крапивницей, дерматографизмом.

Поражение органов при данном синдроме обусловлено их инфильтрацией эозинофилами, которое может привести к мультиорганной дисфункции. В процесс могут вовлекаться такие органы, как сердце, кожные покровы, селезенка, нервная система и легкие.

Патогенез

Эксперты выделяют основные механизмы. Это:

  1. Антителозависимый хемотаксис, развивающихся при глистных инвазиях (об этом свидетельствует появление IgE и IgG).
  2. Опухолевые процессы, при некоторых из которых может выделяться эозинофильный хемотаксический фактор.
  3. Опухолевая эозинофилия (лейкоз).

Как распознать?

Диагностика гиперэозинофильного синдрома основывается на исключении других возможных причин эозинофилии. Например, инфекционных, паразитарных. То есть это диагноз исключения и ставится, если этиологию этого феномена не удалось установить.

Основные лабораторно-инструментальные методы, позволяющие диагностировать данный синдром, следующие:

  1. Лейкограмма с указанием абсолютного числа эозинофильных гранулоцитов.
  2. Биохимия крови (печеночные ферменты, креатинкиназа, СКФ, мочевина, тропонин, белки острой фазы воспаления).
  3. Иммунология гиперэозинофильного синдрома. Такие показатели, как антинуклеарные антитела, катионные протеины, IgE, лимфограмма.
  4. Анализ кала на наличие цист, яиц.
  5. Электрокардиография.
  6. Эхокардиография.
  7. Инструментальное исследование органов дыхания (рентгенография).
  8. Компьютерная томография грудной и брюшной полостей.
  9. При таком исследовании, как пункция костного мозга будут обнаружены как зрелые эозинофилы, так и клетками-предшественницы).
  10. Также проводит неврологическое обследование, в которое входят: осмотр ребенка, проверка рефлексов, электроэнцефалография, исследование глазного дна.

Прогноз

Неблагоприятный прогноз при гиперэозинофильном синдроме у детей в большинстве случаев обусловлен осложнениями, которые обычно проявляются дисфункцией тех или иных органов – чаще всего, это сердце. Поражение сердца может привести к инвалидности и даже к смертельному исходу.

Лечение патологии

Лечение начинается с назначения глюкортикостероида преднизолона, в последующем также используют иматиниб, лекарственные средства, регулирующие содержание эозинофилов, например, «Интерферон-альфа» и «Этопозид».

«Иматиниб» – противоопухолевое средство, ингибитор тирозинкиназы, фермента. Синтезируется при хроническом миелолейкозе.

«Этопозид» – противоопухолевый препарат, оказывающий цитотоксическое действие. Необходимо помнить, что у этого лекарства есть ограничения к применению: детям до двух лет он противопоказан в силу того, что в клинических исследованиях его безопасность для детей до двухлетнего возраста и в принципе эффективность не доказаны).

Эффект глюкокортикоидов заключается в угнетении роста пролиферации эозинофильного ростка гранулоцитов, факторов их активации. Для этих целей можно также использовать ингибиторы лейкотриенов, ингибиторы фосфодиэстеразы, миелосупрессивные лекарственные средства.

Поддерживающая терапия применяется при симптомах, свидетельствующих о том, что в процесс также вовлечено сердце – это может проявляться в виде инфильтративной кардиомиопатии, поражения клапанов сердца, сердечной недостаточности). Могут применяться антикоагулянты, антитромбоцитарные препараты («Аспирин», «Клопидогрел»).

Необходима консультация специалистов для того, чтобы правильно подобрать лечение. Прибегают к помощи следующих врачей: гематолог (подбирает интенсивную терапию для пациента), дерматолог (его лечебная тактика необходима при кожных проявлениях синдрома), невролог (вовлекается в процесс при появлении неврологических нарушений), кардиолог, пульмонолог.

Источник: https://labuda.blog/224065

Идиопатический гиперэозинофильный синдром с кожными проявлениями и пламенем Цифры: спектр эозинофильных дерматозов, чьи функции перекрывают синдром Уэллса

Мы сообщаем о случае эозинофильного дерматоза с пламенем в сочетании с идиопатическим ГЭК, проявляющимся воспалительным миокардитом, астмой и эозинофилией периферической крови.

Диагнозы WS и HES, а не различные результаты, могут представлять собой 2 сущности по спектру гиперэозинофильных заболеваний. Диагноз ВС должен быть сделан с осторожностью и должен побудить тщательное исследование, которое включает в себя работу по системному эозинофильному расстройству.

Синдром Уэллса (WS) и гиперэозинофильный синдром (HES) — это 2 диагноза, которые остались отчетливыми в литературе. WS (эозинофильный целлюлит) является редким эозинофильным дерматитом неизвестного патогенеза. Несмотря на многочисленные клинические презентации, он чаще всего напоминает острый инфекционный целлюлит, не отвечающий антибиотикам.

Большинство пациентов с периферической эозинофилией, а иногда и с системными симптомами, включая лихорадку, недомогание и артальгию1. Напротив, у HES большинство пациентов также испытывают периферическую эозинофилию и системное участие и неспецифические кожные проявления.

2 В отличие от WS, у которого характерная гистопатологическая результаты, морфологические признаки, связанные с ГЭК, не определены должным образом.2

Мы сообщаем случай системной эозинофилии, согласующейся с ГЭК, но с кожными проявлениями, напоминающими WS. Наша цель — описать спектр клинико-патологических выводов, связанных с WS и HES.

40-летняя женщина с историей болезни Шарко-Мари-Зуба, астмы и злоупотребления полисубъектами, представленными болью в груди и одышкой.

Первоначально она сообщала о 2-месячной истории увеличения летаргии, потери веса и ночных потов.

Первоначальная лабораторная работа выявила лейкоцитоз [46,6 × 103 / мкл, нормальный (nml): 4,5-11 × 103 / мкл], преимущественно состоящий из эозинофилов (61%, nml: 0% -5%), а также повышенных тропонинов (6,22 ng / mL, nml:

Была проведена аспирация костного мозга и биопсия, в результате которой был обнаружен гиперклеточный костный мозг (80% -90%) (ожидается 60%) с выраженной гранулоцитарной гиперплазией, эозинофилией (58%) и легкой мультилиновой дисплазией.

Эозинофилы демонстрировали тонкие атипичные особенности, в том числе низкое отношение ядер к цитоплазматике, гипо- и гиперсегментированные ядра и гетерогенное распределение гранул (рис.1).

Мутационные анализы, в том числе гибридизация флуоресценции in situ для продуктов слияния BCR-ABL1, FIPL1-PDGFRA и PDGFRB-ETV6, и анализ полимеразной цепной реакции для мутации JAK2 V617 были отрицательными. Исследование перегруппировки Т-клеточного рецептора-β-перитонеальной крови показало поликлональную популяцию Т-клеток.

Дальнейшая иммунологическая обработка показала повышенный уровень иммуноглобулина G (2290 мг / дл, nml: 600-1500 мг / дл) и слегка повышенный иммуноглобулин M (366 мг / дл, nml: 46-304 мг / дл).

Дополнительные лабораторные исследования включали нормальный внешний вид тучных клеток, нормальную сыворотку триптазу, нормоцитарную, нормохромную анемию (гемоглобин 9,7 мг / дл, nml 12-16 мг / дл), повышенные уровни B12 в сыворотке (1463 пг / мл, nml: 211-911 pg / мл) и слегка повышенную аланинаминотрансферазу (122 ед / л, nml 9-48 U / L).

Все негативные последствия для злокачественных новообразований, аллергии, аутоиммунных нарушений, в том числе антиядерных антител / антинейтрофильных цитоплазматических антител и инфекций (включая паразитов). Во время госпитализации у пациента развились рассеянные эритематозные, неправильной формы, слегка уплотненные, нежные папулы на нижней части спины и животе (рис.2).

Было обнаружено, что у нее также была двусторонняя ладонная эритема с заметной очисткой от томара и гипотенарных возвышенностей, а также тонкой телеангиэктазии над грудью и шеей. В клинической практике дифференциальная диагностика включала лейкозную недостаточность в определении возможного ГЭК и биопсии пуансона. Гистологически присутствовал диффузный эозинофильный инфильтрат, простирающийся от папиллярной дермы в подкожный слой (рис. 3-5). Дегенерация коллагена с осаждением эозинофильного основного основного белка, образующего «фигуры пламени», была легко идентифицирована (рис.6), все признаки напоминают эозинофильный целлюлит (WS).

  • Многочисленные эозинофилы с диспластическими особенностями, включая гипо- и гиперсегментированные ядра с аномальным распределением гранул (Wright-Giemsa, увеличение × 600).
  • Стержень пациента, демонстрирующий эритематозную, нерегулярную папулезную сыпь WS.
  • Биопсия кожи показывает диффузный кожный инфильтрат, простирающийся от поверхностного папиллярного дермы в глубокую ретикулярную дерму (гематоксилин и эозин, увеличение, × 20).
  • Отмечена междоузельная дермальная эозинофилия с инфильтрацией в мышцы пилоектора (гематоксилин и эозин, увеличение, × 200).
  • Обширная пери- и внутрисосудистая эозинофилия без диагностических признаков васкулита (гематоксилин и эозин, увеличение, × 400).

Во всей дерме наблюдается плотный эозинофильный инфильтрат с дегрануляцией многих эозинофилов с последующим образованием заметных фигур пламени. (гематоксилин и эозин, увеличение, × 200).

Так как эозинофилия у пациента была резистентной к традиционным высокодозным стероидам, она начиналась на гидроксимочевине 500 мг в день.

Через неделю после выписки ее лейкоцитоз разрешился (6,1 × 103 / мкл, nml: 4,5-11 × 103 / мкл), с умеренным улучшением ее эозинофилии (28%, nml: 0% -5%). Через сорок дней после презентации ее эозинофилия разрешилась.

Мониторинг через 6 месяцев показал, что пациент продолжает демонстрировать улучшение с полным разрешением ее лейкоцитоза, эозинофилии, миокардита и кожных повреждений.

WS или эозинофильный целлюлит, был впервые описан в 1971 году Wells3 как рецидивирующий гранулематозный дерматит с эозинофилией. С момента своего первоначального описания WS был дополнительно классифицирован в соответствии с его множественными кожными представлениями и результатами гистопатологии.

Недавно Caputo et al4 предложил 7 клинических вариантов WS: кольцевой гранулемы, буллезного, фиксированного лекарственного извержения, папулонодулярного, папуловезикулярного, типа бляшек и крапивницы.

У нашего пациента развились рассеянные эритематозные, неправильной формы, слегка уплотненные, нежные папулы на нижней части спины и живот, напоминающий папулонодулярную форму WS.

Несмотря на многочисленные клинические проявления, рецидивирующая картина заболевания, периферическая эозинофилия (> 50% пациентов) и характерные гистопатологические данные являются наиболее полезными критериями при установлении диагноза WS.4

Описаны три гистопатологические стадии WS.5 В острой стадии WS проявляется как кожный отек с преимущественно эозинофильным инфильтратом. Подострая фаза показывает гранулематозные изменения и дегенерацию коллагена с образованием пламенных фигур.

Другие диагнозы, которые могут демонстрировать показатели пламени, включают синдром Чурга-Стросса (CSS), паразитарные или грибковые инфекции, герпетический гестоз, укусы членистоногих, буллезный пемфигоид и фолликулярный муциноз (среди прочих) .1,5

Диагностические критерии для идиопатической ГЭК были впервые описаны в 1975 году Chusid et al.6.

Были предложены три критерия: (1) стойкая эозинофилия более 1500 эозинофилов на кубический миллиметр в течение более 6 месяцев; (2) никакой другой очевидной этиологии для эозинофилии (например, паразитарных инфекций и аллергии); и (3) клинические проявления повреждения органов (например, астма, миокардит, энтерит).

Кроме того, ГЭК был разделен на 3 типа: миелопролиферативный (M-HES), лимфоцитарный ГЭК и неопределенный HES.7. В отличие от WS, HES не имеет последовательных гистопатологических проявлений, а местоположение и плотность воспалительного инфильтрата варьируются. В дополнение к кожной эозинофилии был описан смешанный воспалительный инфильтрат, включая нейтрофилы, лимфоциты и гистиоциты.

Показатели пламени редко ассоциировались с ГЭК; это считается результатом недостаточной дегрануляции эозинофилов.8,9 Интересно, что как WS, так и HES были связаны с повышенной экспрессией CD25 на поверхности эозинофилов10 и наличием эозинофильных внеклеточных ДНК-ловушек.

11 Интерлейкин 2 усиливает активацию тромбоцитов фактор-стимулированного высвобождения эозинофильного катионного белка из CD25-экспрессирующих эозинофилов, но не из CD25-отрицательных эозинофилов. Такой «прайминг» эффект ранее был описан для эозинофильных гемопоэтинов. Пациенты с повышенной экспрессией CD25 на поверхности эозинофилов подвергаются более высокому риску дегрануляции эозинофилов и последующему повреждению ткани, когда интерлейкин 2 присутствует в воспалительных участках.10,11

Наш пациент представил значительную периферическую эозинофилию и радиологические доказательства воспалительного миокардита.

Несмотря на сообщения о периферической эозинофилии, связанной с множественными наркотиками, 12 пациент отрицал какое-либо недавнее воздействие на них, а также экраны токсинов мочи и сыворотки также были отрицательными.

Не было никаких признаков или симптомов опьянения или отмены во время ее госпитализации, чтобы предложить незаконную наркотическую эозинофилию.

Хотя сердечная вовлеченность может быть связана с антинейтрофильным цитоплазматическим антителом-отрицательным ССС, 13 наш пациент не демонстрировал верхних дыхательных проявлений и не реагировал на кортикостероиды, которые являются характерными чертами CSS. Кроме того, наличие мягких диспоэтических изменений в миелоидных элементах — это признаки, которые поддерживают первичное гематологическое расстройство, а не аутоиммунное заболевание.

Сообщалось о сердечной недостаточности в ГЭК, в частности эндомиокардите Лёффлера, и чаще встречается в M-HES.7. Наиболее часто сообщаемая молекулярная аберрация в M-HES представляет собой слияние нехарактеризованных Fip1-подобных 1 (FIPL1) и тромбоцитов, (PDGFRA), продуцируя активацию PDGFRA.

У этих пациентов наблюдаются другие фенотипические аберрации, в том числе повышенная сывороточная триптаза, атипичные тучные клетки и фиброз тканей. Наличие перегруппировки важно, так как отдельные лица могут быть обработаны иматинибом мезилатом (Gleevec) .

7 В этом случае слияние FIP1L1-PDGFRA не было идентифицировано флуоресценцией in situ гибридизации.

Хотя окончательный диагноз ГЭК требует постоянной эозинофилии продолжительностью более 6 месяцев, повреждение конечного органа нашего пациента, вторичное по отношению к эозинофилии, а именно астма и миокардит, очень наводит на мысль о ГЭК.

Хотя WS по определению ограничен рекуррентным гранулематозным и эозинофильным дерматозом, сообщалось о нескольких отдельных случаях WS с мультиорганным участием, имитирующим HES, что указывает на непрерывность между этими сущностями (таблица 1).

Мы предлагаем, чтобы диагнозы WS и HES не были взаимоисключающими; скорее, они представляют собой спектр эозинофильных заболеваний.

Степень периферической эозинофилии и степень дегрануляции эозинофилов в кожной ткани, как правило, приводят врачи к диагнозу ВС и ГЭК соответственно; однако ясно, что существует значительное совпадение между двумя объектами. Хотя показатели пламени не считаются типичными для поражений кожи HES, они также не являются патогномоничными для WS. Возможно, WS представляет собой более тяжелую форму кожных проявлений ГЭК.

У нашего пациента начало терапии гидроксимочевиной вызвало полное разрешение как ее системных, так и кожных симптомов.

Таким образом, если мы рассматриваем WS и HES как спектр, разумно экстраполировать, что врачи должны рассмотреть вопрос об использовании гидроксимочевины у пациентов с WS, которые не поддаются лечению системными кортикостероидами.

WS и HES являются 2 хорошо описанными объектами в литературе; однако мы подозреваем, что их сопутствующее присутствие занижено, и что эти 2 заболевания могут представлять собой отдельные точки по спектру гиперэозинофильной болезни.

Хотя диагноз ВС должен быть зарезервирован для пациентов без системных проявлений, его клинический и гистологический диагноз всегда должен побуждать к тщательной работе, чтобы исключить возможность более агрессивного гематологического расстройства.

Источник: http://rupubmed.com/bronhialnaja-astma/100580

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector